Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

promo lsvkiev january 22, 2018 09:00 96
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен, и приглашаю разместиться за 10 жетонов.

1984 Любовь и голуби, СССР

Самое печальное в этом фильме то, что он снят реально хорошо. Сценарий тщательно продуман, и учтены все возможные нюансы восприятия зрителями. Но кич он и все-таки кич. Если тема ниже плинтуса, то хорошие актеры не поднимут художественный уровень. Но это же отсутствие сколько-нибудь художественной ценности делает картину чрезвычайно легкой для восприятия зрителем.
Ведь в итоге что на экране? Масса до боли знакомых советскому обывателю эпизодов. Все узнаваемо, а, значит, и реально. Реально, но хуже, чем у тебя в реале. Тебя же крашеной сучкой не называли? Нет. Ты же натуральная, не крашеная. Так что вполне можно смеяться над героями, они не годятся в подметки.
Реальность ситуаций вообще не предмет разбирательства. То, что бывает в жизни, не придет в голову никакому писателю, никакому сценаристу. Смело можно верить. Верить – да. Но любоваться, получать наслаждение от того, что мужики пьют не только в жизни, но и на экране? Это какая-то извращенная форма мазохизма.
Сборник пошлостей – это не искусство.

Рекомендация: сами решайте. Мне стыдно, что я его посмотрел.

Рейтинг 1,2

1973 Старые стены, СССР

Неожиданно отличный фильм. Когда я его смотрел первый раз, вскоре после выхода на экраны, то он более чем не зашел. Оказывается, его нужно смотреть подготовленному жизнью зрителю.
Тема очевидна, жизнь руководителя среднего звена из областного центра. Но скрытая тема – беспощадная, глубокая и обоснованная критика всей советской системы.
Жилищный вопрос.
Бараки и казармы, в которых живут работницы, построены вместе с фабрикой более ста лет назад. А вот у директора просторная трехкомнатная квартира, и у ее дочки квартира в центре Москвы.
Заграница.
Зачем-то директор фабрики с помощью репетитора на рабочем месте учит английский язык. Конечно, в принципе может и поехать. Но вероятнее всего страны соцлагеря, то есть английский вставлен не спроста.
Интересна линия личной жизни. Джигарханян более чем отлично сыграл курортного бойфренда. Хотя было ли что-то между героями – остается только гадать. Он в восторге от героини, но не полюбил, а, как отлично показано, искренне увлекся ею. Выбор актера не случаен, это знакомство показано на грани ксенофобии, в народной молве товарищ с юга более страстен по природе.
Тут же еще раз прошлись и по политике. Герой Джигарханяна - бывший летчик, перешедший в шоферы-дальнобойщики. Это могло случиться только при хрущевском сокращении армии.

Рекомендация: вряд ли будет интересно смотреть послесоветскому поколению. Но сам по себе фильм в лирико-производственном жанре поставлен очень хорошо.

Рейтинг 7,2

.
Кадр из фильма. Главный инженер, начальник цеха, директор фабрики, рабочая

1941 Дело Артамоновых, СССР

Зритель, который хорошо знает роман Горького, поймет, о чем вообще фильм. Если смотреть с чистого листа, то маловразумительная лента. Появление нового капитала туманно. Зарождением капитализма в Российской империи это нельзя назвать, потому что давно известна была фамилия, например, Демидовых.
Расширение рядов новых предпринимателей из числа бывших крестьян не видно хотя бы потому, что кроме Артамоновых в фильме никого и нет, сравнивать не с кем.
Каторжный труд рабочих, живших и трудившихся в невыносимо тяжких условиях, вообще не виден. Эта линия полностью отсутствует.
Сам фильм отрывочно, фрагментарно рассказывает о представителях заглавной фамилии, связи между поколениями нет. То есть задача Григория Рошаля, постановщика картины, двуедина: показать мерзость капиталистов (не выполнена) и подвести к идее о необходимости революции (тоже не справился). Художественный уровень в заключительной четверти картины отсутствует напрочь. Не помогла даже вздыбленная грудь и обнаженные бедра... кгм.. до грани приличия Любови Орловой.
Два эпизода заслуживают внимания. Первый – танцевальный поединок двух семей в исполнении Михаила Пуговкина и Александра Смирнова. Пуговкин проиграл, но только по велению режиссера. Второй – непревзойденная по лаконизму фраза в исполнении Веры Марецкой: «Бабы! Подите возьмите еще бочонка три пива!»
Больше смотреть нечего

Рекомендация: пропустить мимо

Рейтинг 2,4


Пляшут. Отличная сцена


Марецкая справа, с зонтиком

Реестр рецензий на мультфильмы

2002 Мы были солдатами, США

Фильм состоит из двух линий: мирная жизнь на Штатах и боевые действия во Вьетнаме. Ради чего сражались вьетнамцы понятно, за свою собственную страну А вот ради чего туда отправились воевать и погибать американские солдаты – совершенно не ясно. Таким образом происходит еще одно членение повествования: для зрителей США это гимн ее гражданам, для всех свободных от шор лжепатриотизма гимн миру и проклятие войне.
Становится понятным мировое мирное движение, именно борьба за мир. Этими лозунгами был переполнен и Советский Союз, но на деле практиковал перманентную агрессию по всему миру.
1939 – активное участие в развязывании Второй мировой войны
1940 – война против Финляндии
1941-1945 активное участие во Второй мировой войне. Без материальной помощи противников Оси СССР бы полное поражение.
1950-1953 – участие в Корейской войне
1956 – подавление восстания в ГДР
1956 – подавление восстания в Венгрии
1956 – подавление восстания в Польше
1968 – подавление восстания в ЧССР
1973 – участие в войне Судного дня
1979 – ввод войск в Афганистан
Многократные провокации и разжигание конфликтов в различных странах Азии, Африки и Латинской Америки.
Теперь вопрос, который родил этот фильм:
ради чего жертвы?
Советский Союз рухнул, все свободные страны бывшего Варшавского блока строят свою жизнь так, как считают нужным.
Ради чего были жертвы?

Рекомендация: стоит посмотреть.

Рейтинг 3,3


Напалм ради мира


Дружественный напалм


Последствия огня


Гора трупов и толпа корреспондентов.

2017 Смерть Сталина, Великобритания

Потрясающий фильм. Конечно, показывать тем, кто застал если не Сталина, то Советский Союз, и, получается, смеяться над его историей не очень корректно. Но дело вот какое. Через сталинские застенки прошло около 20 000 000 человек (да, порядка двадцати миллионов!!!). Их арестовывали обычные (формально) советские люди, по доносам обычных людей, они сидели в охраняемых обычными людьми тюрьмах и лагерях по приговору незаконных троек из обычных людей.
В фильме показана завершающая часть эпохи правления Сталина. Показана прекрасно, динамично, на едином дыхании через смех, иронию и сарказм. На самом деле народ, который добровольно избрал этот путь не заслуживает иной участи. Более того. Открыто много архивов, опубликованы свидетельства, однако число тех, кто до сих пор морально дрочит на Сталина и на Союз слишком велико, чтобы говорить о том, что постсоветское общество здорово не приходится.
В этом смысле авторам нужно выпускать продолжение уже на основании истории постсоветских России и Украины. Один руководитель принимает изменения в Конституцию на коленке, другой считает, что пост руководителя страны не сложнее игры членом на рояле. То есть народ получает тех лидеров, которых заслуживает. Другими словами фильм обращен даже не столько в прошлое, сколько в сегодня.

Обязателен к просмотру.

Рейтинг 9,0

Обнаружение тела. Берия и горничная
Обнаружение тела. Берия и горничная
Collapse )

Дорогой Советский Союз ….

Представьте себе такую ситуацию. Существует группа людей, которые наделены правом давать моральные оценки людям и поступкам, определять, что нравственно, а что нет, накладывать на провинившихся (по их мнению) наказание.
Существуют определенные, построенные за всеобщие деньги красивые дома, в которых эти служители выполняют свои функции, и куда регулярно приходят граждане для проведения совместных мероприятий и прослушивания установочных лекций на тему что такое хорошо, и как поступать не нужно.
Эти служители объединены в иерархическую систему с очень строгим подчинением и жестким контролем; чтобы выбиться на вершину пирамиды следует пройти сложный путь интриг, лизоблюдства и взяток.
Декларируемые морально-этические принципы для самих служителей секты нисколько не важны, главное – не выносить сор из избы.
Итак, что это за религия?
Это советское социалистическое общество. Служители – партийные функционеры. Им всегда были доступны любые продукты, жилье без очереди, товары первой, второй, третьей и стопятнадцатой необходимости, и так далее. Коллекция бриллиантов Галины Брежневой овеяна легендами.
Что еще сближает советскую идеологию с религиозной? Постоянные отсылки к светлому завтра. Был один период в истории СССР, когда это «завтра» начало ощутимо приближаться – период НЭП. Но основные вехи и сроки – это направленные в будущее. То к 1970 году все получат по квартире и бесплатное питание в школе, то каждому отдельная квартира к двухтысячному году. Правда, сейчас поток перспектив убавился, но ведь и Советская власть почила в бозе.
Были и свои святые – герои и еще больше надуманных героев. Но, не смотря на подвиги и многочисленные жертвы, светлое завтра не только не приближалось, а постепенно удалялось. Была и система наказаний. За легкие проступки могли исключить из партии. Это было серьезно, так как для карьерного продвижения были важны не знания, не таланты, не способности или трудолюбие, а личное дело. Продвинуться по лестнице с неправильной пятой графой невозможно (святой не того разлива), или иметь различные комментарии про неправильное поведение – это конец развития.
Не стоит думать, что такие самородки как Айтматов, или Смуул, или Рытхэу смогли поломать систему и громогласно заявить о себе, то есть решали талант, воля, напористость и целеустремленность. Без родимой партии они могли только свой комариный нос поцарапать о внутреннюю берлинскую стену. Потому что писательский талант упирается в наличие бумаги в издательстве. Нет тебя в планах – пиши в тетрадках хоть до скончания века, пока карандаши не иссякнут. Нет финансирования фильма – положи свой распрекрасный сценарий в самый долгий-долгий ящик и регулярно вытирай с него пыль. Даже полностью отснятый фильм не был гарантирован от возлежания на полке, например, «Интервенция» Геннадия Полоки, вполне советская картина.
Даже в построении общества Советская власть была не оригинальна. Это весьма напоминает нынешнюю ситуацию в Украине. Задекларирован приход новых лиц. На практике это не лица, не силуэты, не образы, а парообразные ничто, в значительной степени выкопанные из политических могил.
Но раньше реально было во многом лучше. Когда трудящийся видит хотя бы призрачную перспективу, он работает ради нее, что-то создает, улучшает, изменяет. Для очень многих сейчас, и что удивительно – для молодых людей, которые не знали на практике реалий совка, лучшее далеко позади. А это означает, что нет смысла делать хоть что-то, все равно будет только хуже. Они, старые и молодые, добровольно лезут в ад выдуманной ностальгии, и, не совершив ни хорошего, ни плохого, уже несут кару добровольной эмоциональной епитимьи и моральной флагелляции.
 

Collapse )

1934 Чапаев, СССР

Нет, оставлю. Оставлю у себя этот фильм, не буду удалять, хотя вычищаю некоторые революционные.
Очень сложная задача, описать этот фильм так, чтобы было понятно, почему он в списке. Сложно, потому что это классика кинематографа. Кинематографа, но отнюдь не жизни, не истории. Слава Чапаева, его полководческий талант, своеобразное поведение – это лишь результат народной интерпретации литературного произведение, книги Фурманова. Книга, кстати, довольно бездарная, но крайне популярная. Именно поэтому «братья» Васильевы (которые в реале совершено не братья), и обратили на нее внимание, когда возникла потребность поддержать население морально, раз уж экономически не получалось.
1934 год – это достаточно знаковое, характерное время. Уже нет ни одной иной партии, кроме большевистской. Все самостоятельно думающие политики были отправлены в СЛОН и на Беломор-канал. Ушел страшный голод, когда уморили порядка 8 миллионов человек в Украине. Уничтожены НЕПманы, и, как водится, не экономически, через производство и производительность труда, а физически. Завершена в основном коллективизация, это основа бедности и нищенствования народа. Чему радоваться в такой ситуации? Только хорошему кино.
И фильмы начали создавать. Один из самых заметных – 1939 «Щорс», созданный Александром Довженко. Эта тема – обращение к истории для поднятия морального духа населения, стала особенно сильно эксплуатироваться в время Второй мировой войны, например, были сняты «Александр Пархоменко» и «Котовский». Почему-то никто не обратил внимания, что все эти «герои» погибли или скончались вскоре после окончания Гражданской войны (Котовский, Фрунзе), или погибли при странных обстоятельствах от выстрела в голову (Щорс) или в бою (Чапаев).
Но так или иначе, фильм Чапаев стал всенародно любим. Подростки ходили на него десятками раз, и каждый сеанс ожидали, что вот сейчас, наконец-то! все будет исправлено и Чапай выплывет.
Колоритные фигуры, афористичный текст, властная воля командира – все в фильме привлекает. И это не вина ни Чапая, ни братьев Васильевых, что все жертвы и смерти были напрасны.
Фильм – замечательный.
Оставляю.

Как диды в 1939-м Польшу оккупировали


Когда 17 сентября 1939 года СССР напал на Польскую республику, началось планомерное истребление поляков. Это преступление до сих пор не получило должного наказания.

Было четыре часа утра 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия приступила к осуществлению приказа № 16634, который накануне выдал народный комиссар обороны маршал Климент Ворошилов.
Приказ звучал кратко: «Начать наступление на рассвете 17-го».
Советские войска, состоявшие из шести армий, сформировали два фронта — белорусский и украинский и начали массированную атаку на восточные польские территории.

На Польшу было брошено:

– 620 000 солдат
– 4 700 танков
– 3 300 самолетов

То есть в два раза больше, чем было у Вермахта, напавшего на Польшу 1-го сентября.

Советские солдаты обращали на себя внимание своим видом. Одна жительница городка Дисна Виленского воеводства, описывала их так: «Они были странные — маленького роста, кривоногие, уродливые и страшно изголодавшиеся. На головах у них были причудливые шапки, а на ногах — тряпичные ботинки».

В виде и поведении солдат была еще одна черта, которую местные жители заметили еще отчетливее: животная ненависть ко всему, что ассоциировалось с Польшей.

Она была написана на их лицах и звучала в их разговорах. Могло показаться, что кто-то уже давно «пичкал» их этой ненавистью, и лишь теперь она смогла вырваться на свободу.

Советские солдаты убивали польских пленных, уничтожали мирное население, жгли и грабили.

За линейными частями шли оперативные группы НКВД, чьей задачей была ликвидация «польского врага» в тылу советского фронта. Им была поручена задача взять под контроль важнейшие элементы инфраструктуры польского государства на оккупированных Красной Армией территориях.

Они занимали здания государственных учреждений, банков, типографий, редакции газет; изымали ценные бумаги, архивы и культурные ценности; арестовывали поляков на основании подготовленных заранее списков и текущих доносов своих агентов; ловили и переписывали сотрудников польских служб, парламентариев, членов польских партий и общественных организаций. Многие были сразу же убиты, не имея шансов даже попасть в советские тюрьмы и лагеря, сохранив хотя бы теоретические шансы на выживание.

Дипломаты вне закона

Первыми жертвами советского нападения пали дипломаты, представлявшие Польшу на территории Советского Союза. Польский посол в Москве Вацлав Гжибовский (Wacław Grzybowski) в полночь с 16 на 17 сентября 1939 года был срочно вызван в Народный комиссариат иностранных дел, где заместитель министра Вячеслава Молотова Владимир Потемкин попытался вручить ему советскую ноту с обоснованием атаки Красной Армии.

Гжибовский отказался ее принять, заявив, что советская сторона нарушила все международные соглашения. Потемкин ответил, что нет уже ни польского государства, ни польского правительства, заодно объяснив Гжибовскому, что польские дипломаты не имеют больше никакого официального ранга и будут трактоваться как находящаяся в Советском Союзе группа поляков, которую местные суды имеют право преследовать за противоправные действия.

Вразрез положениям женевской конвенции советское руководство попыталось воспрепятствовать эвакуации дипломатов в Хельсинки, а потом арестовать.

Просьбы заместителя декана дипломатического корпуса посла Италии Аугусто Россо к Вячеславу Молотову, остались без ответа.

В итоге польских дипломатов решил спасти посол Третьего рейха в Москве Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург (Friedrich-Werner von der Schulenburg), который вынудил советское руководство дать им разрешение на выезд.

Однако до этого в СССР успели произойти другие, гораздо более драматичные, истории с участием польских дипломатов.

30 сентября польский консул в Киеве Ежи Матусинский (Jerzy Matusiński) был вызван в местное отделение Наркоминдела. В полночь он вышел в сопровождении двух своих шоферов из здания польского консульства и пропал без вести.

Когда об исчезновении Матусинского узнали остававшиеся в Москве польские дипломаты, они вновь обратились к Аугусто Россо, а тот отправился к Молотову, который заявил, что, скорее всего, консул с шоферами бежал в какую-нибудь соседнюю страну.

Не удалось ничего добиться и Шуленбургу.

Летом 1941 года, когда СССР стал выпускать поляков из лагерей, генерал Владислав Андерс (Władysław Anders) начал формировать на советской территории польскую армию, и в ее рядах оказался бывший шофер консула Анджей Оршинский (Andrzej Orszyński). Согласно его показаниям, данным под присягой польским властям, в тот день всех троих арестовало НКВД и перевезло на Лубянку. Оршинского не расстреляли только чудом. Польское посольство в Москве еще несколько раз обращалось к советским властям по поводу пропавшего консула Матусинского, но ответ был одним и тем же: «У нас его нет».

Репрессии затронули также сотрудников других польских дипломатических представительств в Советском Союзе. Консульству в Ленинграде запретили передать здание и находившееся в нем имущество следующему консулу, а НКВД силой выдворило из него персонал.

У консульства в Минске был организован митинг «протестующих граждан», в результате которого демонстранты избили и ограбили польских дипломатов. Для СССР Польша, как и международное право не существовали. Произошедшее с представителями польского государства в сентябре 1939 года, было уникальным событием в истории мировой дипломатии.

Расстрелянная армия

Уже в первые дни после вторжения Красной Армии в Польшу начались военные преступления. Сначала они затронули польских солдат и офицеров.

Приказы советских войск изобиловали призывами, адресованными польскому мирному населению: его агитировали уничтожать польских военных, изображая их как врагов.

Простых солдат призывали убивать своих офицеров. Такие приказы давал, например, командующий Украинским фронтом Семен Тимошенко.

Эта война велась вразрез международному праву и всем военным конвенциям. Сейчас даже польские историки не могут дать точную оценку масштаба советских преступлений 1939 года. О многих случаях зверств и жестоких убийств польских военных мы узнали лишь спустя несколько десятков лет благодаря рассказам свидетелей тех событий.

Так было, например, с историей командующего Третьего корпусного округа в Гродно генерала Юзефа Ольшины-Вильчинского (Józef Olszyna-Wilczyński). 22 сентября в окрестностях поселка Сопоцкин его автомобиль окружили советские военные.

Генерала и сопровождавших его людей ограбили, раздели и почти сразу же расстреляли. Жена генерала, которой удалось выжить, рассказывала спустя много лет: «Муж лежал лицом вниз, левая нога была прострелена под коленом наискось. Рядом лежал капитан с раскроенной головой. Содержимое его черепа вылилось на землю кровавой массой. Вид был ужасен.

Я подошла ближе, проверила пульс, хотя знала, что это бессмысленно. Тело было еще теплым, но он был уже мертв. Я начала искать какую-нибудь мелочь, что-то на память, но карманы мужа были пусты, у него забрали даже Орден воинской доблести и образок с изображением Богоматери, который я дала ему в первый день войны».

В Полесском воеводстве советские военные расстреляли целую взятую в плен роту батальона Корпуса охраны пограничья «Сарны» — 280 человек.

Жестокое убийство произошло также в Великих Мостах Львовского воеводства. Советские солдаты согнали на площадь кадетов местной Школы офицеров полиции, выслушали рапорт коменданта школы и расстреляли всех присутствующих из расставленных вокруг пулеметов.

Никто не выжил.

Из одного польского отряда, сражавшегося в окрестностях Вильно и сложившего оружие взамен за обещание отпустить солдат по домам, были выведены все офицеры, которые были тут же казнены.

То же самое произошло в Гродно, взяв который советские войска убили около 300 польских защитников города.

В ночь с 26 на 27 сентября советские отряды вошли в Немирувек Хелмской области, где ночевало несколько десятков юнкеров. Их взяли в плен, связали колючей проволокой и забросали гранатами.

Полицейских, которые защищали Львов, расстреляли на шоссе, ведущем в Винники. Аналогичные расстрелы происходили в Новогрудке, Тернополе, Волковыске, Ошмянах, Свислочи, Молодечно, Ходорове, Золочеве, Стрые. Отдельные и массовые убийства взятых в плен польских военных совершались в сотнях других городов восточных регионов Польши.

Издевались советские военные и над ранеными. Так было, например, в ходе боя под Вытычно, когда несколько десятков раненых пленных поместили в здании Народного дома во Влодаве и заперли там, не оказав никакой помощи. Через два дня почти все скончались от ран, их тела сожгли на костре.

Иногда советские военные использовали обман, вероломно обещая польским солдатам свободу, а иногда даже представляясь польскими союзниками в войне с Гитлером.

Так произошло, например, 22 сентября в Винниках неподалеку от Львова.

Возглавлявший оборону города генерал Владислав Лангер (Władysław Langner) подписал с советскими командующими протокол передачи города Красной Армии, по которому польским офицерам обещали беспрепятственный выход в направлении Румынии и Венгрии. Договор почти сразу же был нарушен: офицеров арестовали и вывезли в лагерь в Старобельске.

В районе Залещиков на границе с Румынией россияне украшали танки советскими и польскими флагами, чтобы изобразить из себя союзников, а потом окружить польские отряды, разоружить и арестовать солдат. С пленных часто снимали мундиры, обувь и пускали их дальше без одежды, с нескрываемой радостью стреляя по ним.

В целом, как сообщала московская пресса, в сентябре 1939 года в руки советской армии попало около 250 тысяч польских солдат и офицеров. Для последних настоящий ад начался позже. Развязка произошла в Катынском лесу и подвалах НКВД в Твери и Харькове.

Красный террор

Террор и убийства мирного населения приобрели особые масштабы в Гродно, где было убито как минимум 300 человек, в том числе принимавших участие в обороне города скаутов.

Двенадцатилетнего Тадзика Ясинского советские солдаты привязали к танку, а потом протащили по мостовой. Арестованных мирных жителей расстреливали на Собачьей Горе.

Свидетели этих событий вспоминают, что в центре города лежали груды трупов.

Среди арестованных оказались, в частности, директор гимназии Вацлав Мыслицкий (Wacław Myślicki), руководительница женской гимназии Янина Недзвецка (Janina Niedźwiecką) и депутат Сейма Константы Терликовский (Konstanty Terlikowski).

Все они вскоре умерли в советских тюрьмах. Раненым приходилось скрываться от советских солдат, потому что в случае обнаружения их ждал немедленный расстрел.

Красноармейцы особенно активно изливали свою ненависть на польских интеллигентов, помещиков, чиновников и школьников.

В деревне Большие Эйсмонты в Белостокском районе пыткам подвергли члена Союза помещиков и сенатора Казимежа Биспинга (Kazimierza Bispinga), который позже умер в одном из советских лагерей. Арест и пытки ждали также инженера Оскара Мейштовича (Oskara Meysztowicza), владельца имения Рогозница неподалеку от Гродно, который был впоследствии убит в минской тюрьме.

С особой жестокостью советские солдаты относились к лесникам и военным поселенцам. Командование Украинского фронта выдало местному украинскому населению 24-часовое разрешение на то, чтобы «расправиться с поляками».

Самое жестокое убийство произошло в Гродненском районе, где неподалеку от Скиделя и Жидомли находилось три гарнизона, населенных бывшими легионерами Пилсудского. Несколько десятков человек было жестоко убито: им отрезали уши, языки, носы, распороли животы. Некоторых облили керосином и сожгли.

Террор и репрессии обрушились также на духовенство. Священников избивали, вывозили в лагеря, а часто и убивали. В Антоновке Сарненского повета священника арестовали прямо во время службы, в Тернополе монахов-доминиканцев выгнали из монастырских зданий, которые были сожжены на их глазах. В селе Зельва Волковысского повета арестовали католического и православного священников, а потом жестоко расправились с ними в ближайшем лесу.

С первых дней входа советских войск тюрьмы городов и городков Восточной Польши начали стремительно заполняться. НКВД, которое относилось к пленникам со звериной жестокостью, начало создавать собственные импровизированные тюрьмы. Спустя всего несколько недель число заключенных увеличилось по меньшей мере в шесть-семь раз.

Покарать преступников!

В эпоху Польской Народной Республики поляков пытались убедить, что 17 сентября 1939 года произошел «мирный» ввод советских войск для защиты белорусского и украинского населения, живущего на восточных рубежах Польской республики. Между тем это было жестокое нападение, которое нарушало положения Рижского договора 1921 года и польско-советский договор о ненападении 1932 года. Вошедшая в Польшу Красная Армия не считалась с международным правом.

Речь шла не только о захвате восточных польских регионов в рамках выполнения положений подписанного 23 августа 1939 года пакта Молотова-Риббентропа. Вторгшись в Польшу, СССР начал воплощать в жизнь зародившийся еще в 20-е годы план по истреблению поляков. Сначала ликвидация должна была затронуть «руководящие элементы», которые следовало как можно быстрее лишить влияния на народные массы и обезвредить.

Массы же, в свою очередь, планировалось переселить вглубь Советского Союза и превратить в рабов империи. Это была настоящая месть за то, что Польша в 1920 году сдержала наступление коммунизма. Советская агрессия была вторжением варваров, которые убивали пленных и гражданских, терроризировали мирное население, уничтожали и оскверняли все, что ассоциировалось у них с Польшей. Весь свободный мир, для которого Советский Союз всегда был удобным союзником, помогшим победить Гитлера, не хотел ничего знать об этом варварстве. И поэтому советские преступления в Польше до сих пор не получили осуждения и наказания!

Leszek Pietrzak (польский историк, архивист)

Взял отсюда