Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

promo lsvkiev january 22, 2018 09:00 96
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен, и приглашаю разместиться за 10 жетонов.

Три случая. Второй

Введение

Это голые факты, никаких выдумок. Вместе с тем должен сказать, что это лишь мое видение. С иной позиции это может быть совсем иначе. Но я хочу изложить факты так, как их запомнил.

Второй случай. Тезка

После окончания эпопеи с комсомольской путевкой мы вернулись в Киев. Встал вопрос о выборе места работы. Именно выборе. Тогда платили регулярно, и следовало выбрать привлекательное. Я решил пойти в Метрострой, справедливо рассудив, что там зарплата выше средней. Справедливо, но не точно, ибо оказалось, что львиную долю денег выплачивают не как зарплату, а как премию за прошлый год. То есть я как человек новый получал значительно меньше.

Возможно, это был один из инструментов для закрепления кадров, борьба с текучестью.

Некоторое время я тряпочкой вытирал готовый объект – убежище. Это гигантский пустой пока что бункер для спасения людей на случай войны. И после недели интенсивного и бессмысленного труда меня отправили на курсы. В Метрострое уделяли очень большое значение правилам техники безопасности, заставляя на курсах не просто прослушать лекции, но выучить правила. Попутно обучили профессиям, я кроме горнорабочего стал лебедчиком-тельферистом и еще кем-то, уже не помню. Но профессия тоже называлась красиво и несколько благородно.

Collapse )

Двойное фиаско

За один день, разумеется.
Поехал на почту (пятница - почтовый день. Как при Петре Алексеевиче Романове). Посылку не вынули из машины, и водило ушло куда-то. Получить не смог. Звонить ему, призывая к рабочему месту, служители почты отказались.
Поехал тогда на альтернативную лесопилку, на которой приняли заказ к исполнению, обещали в тот же день сделать (четыре пятидесятки). И никого нет, куда-то ушли.
То есть это система.

Несколько слов про экономику

Неоднократно в группе "Курятник" поднимался вопрос рентабельности мелкого домашнего птицеводства. Были высказаны вполне здравые суждения: стоимость яиц + инкубации + корма + амортизации помещений и оборудования + электроэнергия и так далее. Но не пришли к единому мнению по одному пункту: зарплата.
Как ее считать?
Вот про этот я и хочу разъяснить полностью и окончательно, чтобы не было ни сомнений, ни кривотолков, ни неверного понимания.
Анализ ситуации говорит, что слово «зарплата» по отношению к птицеводам (и всем другим, кто добывает себе пропитание и деньги трудом на своем подворье, грядках, саду и так далее) нельзя применять в принципе. Вот полностью. Не зависимо даже от того, белая это зарплата или иной гаммы; налоги и прочие взносы – это побочный момент, который вытекает из зарплаты, но не является ее основой.
Дело в том, что невозможно быть одновременно собственником продукции и наемным работником. Наемным – у кого? У себя же…
Для любого труженика в своем хозяйстве применяется другое понятие – доход. А доход появляется всегда, когда что-то выросло на грядках, например, или курица снесла яйцо, или пчела принесла нектар, или корова надоила из себя баночку сметаны. Все, доход уже есть. То, что он не в денежной форме, ничего не меняет. Продажа на рынке или соседям – лишь необходимые дополнительные действия по конвертации своего труда (яиц, тушек, молока, сметаны, яблок, ананасов…) в чужой через универсальную меру, через деньги.
Напомню, что на крупных предприятиях администрация напрямую покупает у работников их труд, выплачивая им зарплату.
За какую же сумму продать на базаре яйца? Как оценить свой труд? А никак. Свой труд по производству курятины или яиц нельзя отделить от своих знаний, умений, предприимчивости, умения предлагать свой товар и рекламировать его. Именно доход и покажет на сколько вы эффективный менеджер в домашнем птицеводстве (например). Хватит ли у вас денег не только расплатиться за новую партию инкубаторных яиц, но и есть что-то в течение следующих трех недель.
Нет у вас, девочки и мужчины, зарплаты. В принципе.
Если хотите зарплату, то отделите себя от результатов труда.

Долг


Ура! Мне сегодня позвонили! Счастья – немеряно! Прыгаю по комнате, как малолетка, кручусь, за все хватаюсь….
Да ведь и повод есть – позвонили с прошлой работы, велели прийти за остатком зарплаты, тогда, при увольнении ничего не дали, спустя полгода - часть, и теперь остаток.
Ура! Я счастливый человек!
Так, теперь первым делом куплю…. И в самом деле, что же купить первым делом? Ну, сахару там, чаю – это понятно. Вон, в газетах пишут – к весне сахар подорожает безумно, а к варенью – совсем пропадет. Как жить следующую зиму? Хорошо хоть мама выучила: « Что, дочка заготовишь – то и поешь. А на купленное рассчитывать не приходится». И ведь как в воду глядела – с моим бывшим так и было, я в дом – он из дома, я варю – он пропивает. А в конце – совсем очумел, своей «Валечке» стал таскать. Типа, работали вместе, он меня ей и расхваливал. Она, дескать, в восторге от твоей консервации, она, говорит, прямо учится у тебя. – Ну и вали к ней, к своей Вальке, - говорю я ему.
Он и свалил. А времена трудные настали. На работу поди устройся. Молодым может и легче, испытания у директора в кабинете прошла разок-другой, какое-то время и работаешь. Да ведь тоже – по согласию и рада бы, а по принуждению, из-за куска хлеба, да и за горбушку ту черствую еще и корячится потом придется, пахать, как сивой кобыле, чтоб их светлость лишний раз в Таиланде отдохнули…
Ой, что-то я отвлеклась… Что же мне с моими миллионами распорядиться? Так, чай и сахар на месяц – это точно. На варенье запас сделать – это если только что сэкономить сумею. Расходов-то эвон сколько. Так, мыло надо купить, заканчивается. Средства гигиены. Ох уж эти мне средства! Как он, мужик, выглядит – я уж и не помню. Пыталась знакомиться, и в клуб записывалась, этот – «Кому за 30», и объявления давала, да быстро поняла, что им только одно надо. Да если бы только одно! Так еще и на такси, и на сигареты, и на бутылку, и накорми его, обстирай, зашей, одежду новую справь, и все за мой счет… А ведь до сих пор, что такое оргазм только из теории знаю.
Да! Масло постное! Сливочное нельзя, в нем холестерина много. Сахар из рациона прочь – белая смерть, шоколад – коричневая, кофе – черная, конфеты портят зубы, от тортов я поправляюсь, тоже вон из рациона – вот и облегчение бюджету! А ходячему трупу и мыло с гигиеной не нужны! А почему ходячему? Тогда уж останется два метра веревки купить и пусть будет висячий. Все украшение.
Ой, опять я не туда. У меня же сегодня праздник! А расходы планировать куда приятнее, чем график бесполезных собеседований. Как бы такую работу найти, чтобы в выставках участвовать? Сколько бывала на них – и всегда есть на кого посмотреть, девочки у них куколки! И им или казенную одежду дают, или зарплата хорошая, чтобы так одеваться. Интересно, для поддержания формы им фирма оплачивает абонемент только на фитнес и в бассейн, или массаж и солярий тоже?
Кстати, про зарплату. Так, масло, спички пока есть, огурцов пять банок, капуста кислая на балконе, бумага туалетная все равно не нужна. А вот сделаю-ка я себе праздник души и тела – схожу-ка в парикмахерскую! И Лариску давно не видела, и пора с собой что-то делать, а то на это не только смотреть нельзя, но и носить стыдно. Да вот привыкла я к этой голове, срослась, можно сказать, куда я без нее? Мой-то хоть и называл меня безголовой, да нравилась ведь я ему, и сильно нравилась. Да и самой приятно глянуть было, когда была помоложе да посвежее. Но все равно, я со своей головой не расстанусь, решено, куда я, туда и она. А раз так, то и надо ее побаловать снаружи. Внутрь-то еще не скоро, когда ту проклятую работу найдем. Опять же, мало есть - для фигуры полезней. Я уж давно после шести не ем, теперь бы еще и до шести прекратить. Или нет, сначала перестану есть по четным дням, потом по нечетным, потом как медведь – всю зиму спать. Но тогда получится, что за квартиру плати, а квартирой не пользуйся? Нет, так не пойдет.
Кстати, про квартиру. Надо бы хоть часть долга погасить. Выселить-то не выселят, я такой хай подниму, что им мало не покажется, света белого не взвидят. А вот мерзавцы свет отключить могут, и газ спокойно перекроют. Чтоб им пусто было! Всем деньги нужны! Ничто бесплатно уже и не чихнет!
Кстати, про чиханье. Может, таблеток от головной боли купить? С запахом малины? И такие ребристые, как Люська рассказывала. А то что-то Семен из соседнего подъезда поглядывать игриво стал, и глазки у него горят, как на меня смотрит… Да нет, ну его к черту, тоже, наверное, извращенец, они сейчас все такие, и кончится как всегда – я ему еще и должна буду. А если его стерва-жена узнает, то тут и до беды недалеко. Рука-то у нее как у молотобойца, это Чак Норрис щепочки руками ломал, а она, поди, ладонью шпалы дробила, а пяткой костыли заколачивала. Они все на железной дороге кантовались, она строила, отец ее стрелочником был, а Семен, говорят в вагон-заке немало попутешествовал.
Что это я все о пацанах да о пацанах, сама как пацанка стала. А нужно о серьезных вещах думать. И, пожалуй, самая серьезная вещь – это колготки! Когда уже эти сволочи-мужики перестанут их рвать везде? Наверное, если их из бронежилета делать – рвались бы еще быстрее. Везде сумки, чемоданы, коробки, ящики, телеги, и все с острыми краями, еще не подошла ни к чему, а стрелка уже есть. Про транспорт не говорю, там специально, что ли, все сиденья с заусенцами. Можно или в тулупе садиться, или пешком ехать. Наверное, те, которые колготки делают, приплачивают водителям за такой сервис. А если по чьему-то недосмотру сиденье целое, так обязательно жвачка прилеплена. И тут уж радуешься, если не платьем обходишься, а колготками. Лаку на эти дыры извела – не ведра, бочки! И в морозильнике закаляла, и в волшебном укрепителе полоскала, и что только не делала – ничто не помогает. Правда эффект есть, колготки иногда приятно пахнут свежими овощами, а холодильник – пыльной улицей. Но стрелки идут по-прежнему.
И зачем эти платья и юбки придумали? Ходили бы все в брюках, а еще лучше – в ватниках, и тепло, и дешево. Стоп-соп-стоп! Опять я не туда. И что из того, что у меня никого нет? Зато стройная, красивая, работящая – пусть мужики знают, как им не повезло! Да кто они такие, чтобы я из-за них себя в лохмотья упаковывала? Да никогда в жизни! Решено, парикмахерская и колготки!
Вот, борщ почти готов, белье замочила, теперь еще раз: чай, сахар, соль, спички, крупа, керосин…. Черт, да что это я – к войне, что ли, готовлюсь? А и правда, хорошо бы объявить какому-нибудь капиталисту или буржую войну, да и сдаться тут же. Пускай меня берет в плен, делает что хочет, я работы не боюсь, но и кормить-одевать тогда уж он будет. Да, будет…. А если только поиздевается, заберет контрибуцию, да и освободит сразу? А то еще хуже, они ведь дошлые, возьмет и первый сдастся? И тогда я его пои, корми, ублажай? А к капиталам и не допустит, они, дескать, теперь все твои, у меня, мол, ничего теперь нет, где деньги – знать не знаю, ведать не ведаю, и пошло-поехало. Отмажется, как пить дать. Нет уж, видно, придется самой дальше лямку тянуть.
Верке нашей, маникюрше, завидую. Дал же бог руки. Что она ими вытворяла? Но завлекла мужика с деньгами, бывшего военного (военные-то где деньги воруют??), женила на себе, и стала бизнес-леди! По уму – дура дурой, считать на пальцах только может, и сто т олько до трех, а смотри ж ты… Через несколько лет муж как-то так случайно в аварии разбился, весь его легальный бизнес ей перешел, а за черные его долги она не в ответе… Правда, и красива была. Так с тех пор ее и не видела.
Посмотрю вечером фотографии свадебные, и спать. Он дурак, да ведь и я не лучше, а тогда-то – молодые мы были, красивые, все казалось легким, прекрасным… Когда же все пошло не так? Что нас сломало? Или это как раз все так? Так ведь нет же, вон напротив – Федор Федорович покойный и Нина Васильевна, пятьдесят четыре года душа в душу прожили. И у них, поди, не все гладко было, да ведь ухабы – не овраги, их переступишь.
Когда же это теряется школьный бант и обретается лысина, когда вихры меняем на парик, смех на шамканье, бег на ковылянье? Подруги становятся кто дурой, кто стервой, но почти все – конкурентками в поисках работы, мужиков, счастья, короче, места под солнцем. Что, и только я остаюсь все такая же белая и пушистая? Тогда не пора ли и мне на эпиляцию и в солярий? Ведь и я кому-то дорогу перебегала. Лес не пройдешь, кустов не изломавши.
Или мы все с рождения такие, только сначала это незаметно, а потом вся шелуха слетает, и мы остаемся в истинном свете, а не как мать родила – в рубашке? Растет человек, крепнет, и не нужна ему искусственная броня типа доброты? Можно не сюсюкать, а бить, не просить, а брать, не ждать, а хватать? Можно смело прогуливаться по головам других? Но ведь всегда найдется более толстый, который тебя заметит, и по твоей голове прогуляется? А по нему – не один, а двое, по двоим прогуляются четыре? И голодных всегда больше, чем сытых. Все основано на драке, и мир – это вынужденная передышка перед новой войной? Но ведь это не может быть так!!!!! Не должно быть так!!! Не хочу, чтобы было так!! Боюсь, что это – так.
Лучше бы он сразу отдал все деньги, я бы не мучилась сейчас. Так все было привычно, понятно, а тут эти дурацкие вопросы – что да как, зачем да почему.
Вот тебе и хлеб да соль, вот тебе чай да сахар. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. А тот обалденный шарфик видно, не купить. Ну, не все коту масленица. А впрочем, будет и на нашей улице праздник.

 
© ЛСВ 2011 март