Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

promo lsvkiev january 22, 2018 09:00 96
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен, и приглашаю разместиться за 10 жетонов.

Перекличка

— Эй, Петька! Как дела? – закричал один петух в дальней части села. И тут же началась перекличка.
— Да нормально. Все хорошо. Кормят отлично, новых курочек привезли, неплохие, но слишком стройные. Ничего, откормятся, станут потолще, будет удобнее их топтать.
— А мне все время удобно, я и с маленьких не сваливаюсь, – вступил в разговор Пётр. – Моим девкам хозяйка попонки заказала, и курам легче, не деру из них перья, и я не впиваюсь когтями, и сам не падаю, все чин-чином.
— Не каждая хозяйка такая продвинутая и заботливая, - со скрытой завистью похвалил Питер. – Моя хозяйка для своих развлечений сексодром заказала, а вы … ээээ… топчитесь как хотите.
— Будет тебе плакать, - вступил в беседу с третьей улицы Педро. – Лучше давай молча Петруччио помянем.
— А что с ним?
— Реинкарнировался, - пояснил Педро. Его далекие предки жили у прадеда современного хозяина, и этот прадед однажды ребенком был в большом настоящем цирке (как он сам утверждал), и Педро всячески культивировал свою славу специалиста по оккультизму.
— В кого же? – Питер решил показать, что и он не лыком шит.
— Точнее, во что,- продолжил Педро. – В холодец.
— Что же, достойное завершение карьеры, - подвело итог собрание. – Три улицы в его цыплятах. Двух несушек от ястребов отбил. Ни один кот цыпленка не тронул.
— Да-да, знаем мы это, - в полголоса усмехнулся Пьер. То, что он знал – было правдой, но нужна ли она кому? Только неприятности нажить можно. - Ястребы не добрались до стада, потому что все были в закрытом вольере, а глупый котенок залез на яблоню, модель Мекинтош, посидел, а как есть захотел, то и слез.
Разговор затих, петухи пошли к своим курам – топтать, и грядкам – грести, добывать жучков-червячков.

А вы думаете, просто так все эти переклички петухов?

© ЛСВ 2021/10/27

Надо потерпеть…

Теперь впереди ветер, дожди, слякоть, мокрый снег, мороз. Солнца все меньше, скоро его будут выдавать по карточкам по полчаса на семью. Ветер тренируется к снегу, срывает листья и кружит их поземкой. Граждане не сдаются, и поджигают сугробы листьев, чтобы немного обогреть вселенную. Но теплый воздух улетает вверх, не оставляя ничего, кроме запаха костра и кучи пепла.
Разъезженная грязь замерзнет надолбами, и голые деревья будут размахивать пустыми сучьями. Жуткие завывания ветра будут особенно страшны в ночи. Всю землю сначала покроет вода, потом мерзлая вода, потом снег. Солнце приоткроет только один глаз, увидит, что земли за пеленой туч совсем нет, и снова укатится спать.
Но не все так печально.
Чудесный аромат морозного воздуха будет перемежаться веселыми праздничными песнями и запахами апельсинов, оливье рядом с птицей, а виноград с шампанским. Хмурый вечер изредка сменится дневным сияющим солнцем, а деревья на выровненной застеленным снежным ковром земле будут в чудесных кружевах волшебного инея.
Все будет. И хорошее, и плохое, и красивое, и неприятное, и удачи, и невзгоды. Главное – не поддаваться, строить свою жизнь, перебарывать плохое и сеять хорошее. Ведь терпеть-то не долго, только до 15 февраля. А там уже день станет заметно длиннее, и все ярче будет светить солнце, длинные сосульки на карнизах крыш – первые предвестники тепла. Значит, скоро будут трясогузки с грачами, пора бежать в магазин за семенами, а кое-где уже вовсю в инкубаторах будут вертеться яйца.
Так что терпеть не долго. Только четыре месяца.

© ЛСВ 2021/10/10


Уточка Кряква

Между большими городами лежали необозримые поля. Чтобы хлебу было не скучно и не слишком сухо, поля разделялись громадными глухими и темными лесами. В них росли корабельные сосны, могучие дубы, а грибов да ягод было просто без счету. Лесные ручьи сбегали в речушки и озера. Самое большое озеро, спрятавшееся в глухомани, называлось Царским. На его берегах в былые времена жил лесной царь, но это было так давно, что имя его совсем стерлось из памяти.
Озеро было широкое и глубокое, с темной, но чистой холодной водой. В ней жили рыбы, лягушки, раки, черепахи, росли красивейшие кувшинки и лилии, а по берегам стояла корона из могучих деревьев.
Была на озере и своя царица, мудрая уточка Кряква. Ее все ценили за жизненный опыт и разум. Она никого не обижала, а если кого и глотала (рыбешек или моллюсков-прудовиков), то только с воспитательными целями.
Поздней осенью, когда деревья становились золотыми и багряными, Кряква со своим Селезнем улетали далеко на юг, «у вирій».
Сон у Кряквы был сторожкий, ведь нужно зорко охранять кладку яиц. Ночью уточка часто просыпалась, тревожно озиралась вокруг, прислушиваясь, не крадется ли лиса, или змея, нет ли иной опасности? Она была готова мгновенно кинуться в бой и защитить будущих деток. Во время чуткого полусна она мечтала…
Она видела себя самой замечательной птицей на Земле. Не обязательно самой большой, размеры не всегда имеют решающее значение, вон Страус какой крупный, а что толку? Летает как кирпич. Но обязательно самой умной, красивой, всё знающей.
У неё будут самые краси.. нет, самые изящные перья невиданного блеска.
У неё будут самые умные и послушные утята.
У неё будет самое красивое горловое пение.
У нее…
У нее….
Не важно, что именно будет у нее, важно, что это будет самое лучшее, невиданное до сих пор. Все окрестные птицы и животные (и даже задавака Квакша) будут ей завидовать, говорить комплименты и прилетать на поклон.
Так сладко было грезить в ночной тиши!
Но Кряква или не знала, или забыла, чтобы достичь чего угодно, нужно настойчиво добиваться цели. А она сидела в камышах в самом тихом, самом глухом и спокойном уголке берега.
В это же время
— гуси катали Нильса в Лапландию,
— дикие утки везли Лягушку-путешественницу на далекий юг,
— растрепанный Воробей прожигал городскую жизнь,
— аисты то и дело носили детей,
— курочка Ряба приносила золотые яйца,
— халиф превращался в аиста, а потом наоборот,
— Гадкий утенок превращался в Прекрасного лебедя,
— Серая Шейка отчаянно боролась за жизнь,
— Соловушка превращался в Соловья-Разбойника, а потом и в Змея Горыныча (но это не точно),
и много чего другого.
а Кряква все это время пряталась в кустах, хоронилась от лисы и прочих опасностей. И прожила она всю свою утиную жизнь тихо и мирно, совершенно незаметно и неслышно. А для того, чтобы сделать ее яркой, нужно уметь гореть, много знать и делиться знаниями, многим помогать и не ждать благодарности.

© ЛСВ 2021/09/12

Иллюстрация: фото из инета

Как я...

воспитывал чужих детей
Горихвостка на веранде свила гнездо, накидала туда яичек, и высидела деток. Это не первая попытка, несколько лет назад было подобное, но пришел кот, и все закончилось печально.
Моя задача была меньше ходить, особо не греметь, и вообще не тревожить семейство. Был ли у самки муж - я не знаю, не встречал ни разу. Но литературе они вместе насиживают. Сначала меня птичка очень боялась, и в панике билась о стекла, пытаясь преодолеть непреодолимое.. Но постепенно выучила, когда я иду из дома, она улетала во двор, а когда иду в дом, то просто сидела молча.
Вообще она не слишком много времени в гнезде проводила, днем ее почти никогда не было. Наверное ночью тепло наверстывала. Но так или иначе, птенцы вывелись Какого цвета были яички я не знаю, мамочка всю вх=скорлупу вынесла из веранды напрочь. Более того, я один раз положил в ее отсутствие на полочку кусочек хлеба, и что же? Нашел его перед дверями на веранду. Выкинула. так что я не вмешивался, и все получилось.

Хроники 'Нжелы 4.08 Страх и ужас

Сначала восьмой удрал с прогулочного дворика. Но цыпы не могут быть одинокими, им нужна куриная компания, и он не воспользовался случаем, а стал рваться ко всему коллективу взад. Тут подоспел я и водворил его на место.
Но пока я думал, излагать ли это эпохальное событие, вчера произошло действительно неприятное происшествие. Единственная мною сделанная стойка (остальные стационарные) упала, и цыпы вышли гулять и пастись на травку. В этом нет ничего криминального, кроме их обреченности к скорой гибели. По всему селу куры гуляют у дома, роются, ищут и находят всяких жучков-червячков, но у меня их рано или поздно убивают ястребы. Когда – это вопрос времени, а неотвратимость бесспорна.
Вечером пришел за цыпами, чтобы водворить их в карцер. Сами они не дойдут до утра, вокруг ведь столько интересного! Листики там, травка, и ваще, большой волнующий мир. Отнес пару штук, где-то немного отвлекся, прихожу, а из-за забора нежно вспорхнули два ястреба и улетели…
Они не успели попасть в прогулочный дворик, но еще минут десять, и кто знает, чем все бы продолжилось.
Страшно за маленьких.

Фото из инета: ястреб-тетеревятник.

Ястреб-тетеревятник | Животный мир
Серия 67

Хроники 'Нжелы 4.08 Восьмой

Три последние цыпы, родившиеся с задержкой, реально самые слабые. Десятый прожил недолго. Не выпрямляющаяся нога не дала возможности нормально питаться, и он вскоре уснул.
Девятый не проснулся после переезда в карцер.
Остался восьмой. Задохлик явно не выражал позывов к долгой и счастливой жизни. В два-три раза более мелкий, чем братья/сестры. Вероятно, требовал особого внимания. Допустим, пересадить его в отдельную коробку можно, и почаще кормить не сложно. Но корм тот же, что и для остальных, то есть сечка пшеницы и всевозможная трава, и главное – его характер. Не конкретно Восьмого, а всей курятины. Птицы могут драться и ссориться, но по одному они просто пропадут. Они бегают и зовут родственников, пребывая в постоянном стрессе.
Поэтому я положился на судьбу, и стал радоваться каждому дню, пока у меня есть Восьмой.
Но у него пока что иные виды на свою роль. Да, мелкий. Да, по нему все топчутся, и никто не считает его за человека. Ну и что? Он по природе птица. С чего ему быть человеком. А мелкий… он обернул это в преимущество. Цыпы не могут не конкурировать. Характер у них такой. Им нужно первыми подлезть к кормушке, хотя места хватает, нужно урвать ближайший кусок и бегать с ним нуда ноги несут. Про взгляд глазами даже и речи нет. Собратьям надоедает гоняться за счастливым обладателем, и догонялки прекращаются. И снова печаль: раз никто не отнимает, оно что, невкусное?
Короче, нахальство Восьмого соперничает с его тактичностью. Тактичность от слова «тактика», но отнюдь не от слова «такт». Он использую малый рост первым пролезает к любой еде, и пролезает снизу, между ног более крупных. Его никто не обижает, все толкаются одинаково, дополнительный вес не аргумент.
А наглость – эта ходячая молекула растопыривает крылья и пытается занять полторы причитающиеся ему площади. Мелкий размер растопыренности плюс слабое оперение совершенно не производят впечатления на собратьев. Но характер проявляет.
Сегодня я принес ему личинку майского жука. Долго Восьмой смотрел на нее, потом начал битву. Остальные, находясь рядом, но за сеткой, просто озверели он желания полакомиться. Но Восьмое чудо света справилось с задачей. Он позавтракал в двенадцатый раз за день.

Серия 66

Я убил Петюньку

Это нужно признать. Можно играть словами до бесконечности, но самооправдания не помогут, факт есть факт. То, что это случайно и непредумышленно – правда, но не оправдание. Точнее, странно, что это не случилось раньше.
Никакого несчастного случая.
Простая прогулка во дворе. Пасти их бессмысленно, они разбредаются во все стороны, хотя мое присутствие и могло бы напугать коршуна.
Дело в том, что вся птица до сих пор у меня выбывала из хозяйства только убитая прилетавшими хищниками. Я понимаю, им и самим надо есть, и семью кормить, но пускай бы ели диких, воробьев там всяких, ворон и воронов. Именно поэтому я и построил для них небольшой закрытый вольер, закрытый сверху и с трех сторон. С четвертой стена хлева.
Все, они защищены, я могу за птицу не переживать.
Ну, так и следуй своим собственным правилам, не выпускай ее без надзора во двор. А я нарушил свои же правила, написанные пером, пухом и кровью моих же птиц. Вот и Петюньке тоже все теперь пухом.
Не нарушай свои же правила. Очень его жаль. Но сам виноват.
Mea culpa. Mad mea culpa.

Ночная серенада

Ночь тиха, безветренна.
Вот пролетела птичка, и мягко уронила уставшее перышко. Оно нежно скользнуло вниз, и только самое чуткое ухо смогло это уловить.
Вот пролетела падающая звезда, сгорел зашедший на отраженный блеск Земли метеор. Но его не слышно, слишком далеко.
А посередине между ночной птичкой и гостем с небес стоит низкий рокот. Источника звуков не видно, но и без осмотра ясно, что это комбайны всю ночь убирают урожай, зерновые. Тем более, что необычное тепло для этих дней на дало выпасть росе.
А сегодняшний урожай – это завтрашний хлеб, это еда и достаток, это продовольствие и булки.
Работайте, ребята, журчите комбайнами.

Драка

Во дворе кипела драка. Пух, перья и ошметки летали в разные стороны, напрыгивая на врага. Стремление победить было неудержимым, и если для победы нужно было бы отдать собственную жизнь, она, несомненно, была бы принесена в жертву.
Стимул для победы был неимоверно высок, а цена – заоблачная. Все было ради своей любимой, ради собственного счастья и благополучия будущих детей, ради ненаглядной самочки трясогузки. Ради нее можно пойти на любые траты, не считаясь ни с чем, ибо вопрос стоял только так: или быть с любимой, свить гнездо, обзавестись яйцами, а потом преобразовать их в птенцов, или не жить вообще, а быть съеденным кошкой.
Но на пути к победе, такой желанной и близкой, стоял противник. Его нельзя назвать врагом, ничего личного не было. Только стремление быть с дамой сердца. Видно, и его очаровал нежный голос самочки.
У нас Центральная Европа, а не Северная, и некоторые тамошние обычаи не привились. Поэтому только битва, только единоборство титанов могло разрешить спор.
Противник был хитер, настойчив и неутомим. Он мгновенно реагировал на выпады, отбивал удары, блокировал атаки, но, странное дело! – сам не спешил нападать.
Мне понадобилось пройти по делам, и бойцы ушли на антракт. Наверное, мое появление было своевременным, усталость берет свое, и мечом (а в реале – клювом) колотить по противнику становится труднее. Не знаю, за кем ухаживала призовая дама, но когда я освободил канвас, драка продолжилась с не меньшим энтузиазмом.
Постепенно все затихло. Победитель завладел сердцем избранницы, и они полетели отмечать победу и обручение в кафе – то есть поймать на поляне немного жуков и мошек.
А противник? Были ли он убит горем, бросился ли он от отчаяния в пасть кошке?
Нет.
Противника не было.
Храбрый трясогуз отчаянно сражался с собственным отражением в блестящем бампере автомобиля…

Collapse )