Category: лытдыбр

promo lsvkiev january 22, 2018 09:00 96
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен, и приглашаю разместиться за 10 жетонов.

Печные работы

1. Предуведомление
Как известно, я самый умный. По крайней мере, у меня регулярно бывает такое убеждение. Частично оно справедливо, когда я знаю мало или не знаю, я пользуюсь литературой. Но какое удивительное дело, я прочитаю, почти пойму, а сделаю все как-то иначе, то есть часто позитивы добросовестно нивелируются негативами.
Так и с печкой. Мы старую печь с Овечкой быстренько разобрали, а потом я строго по книжке начал ваять новую. Модель 3 в 1. то есть плита, щиток и камин.
Получилось прекрасно, включенное устройство (щепки +бумага+ дрова, и ни капли керосина!) гудело при работе, аж подпрыгивало. Все замечательно.
2. Последствия
Можно быть уверенным, что все будет так, как ты хочешь. Только так и никак иначе. Даже вопреки здравому смыслу. Например, что вот этот кирпич сам по себе начнет левитировать. Но уверенность и здравый смысл, особенно знания, не всегда параллельны и синонимичны. И практика разбивает парусник надежд о скалы реальности.
Так, если у моего любимого Шепелева сказано, что прочистки нужны, то их нужно устанавливать. Если сказано – столько и где, то именно столько и именно там. В противном случае следует неизбежное, и засорение сажей дымохода все равно случится. Как результат – потеря тяги и неработоспособность печи. При ее конструктивной целостности.
3. Решение
Поэтому я занялся прочистками и сажей. Прочистки устанавливать, сажу выкидывать. Несколько помешало, что я не составил подробное описание печи. Несколько помогло то, что сам же и клал, поэтому в основном запомнил, как она внутри устроена.
И дело пошло не очень бодро (тут шуметь и суетиться не нужно, от порывов ветра, когда я как знойная птица летаю по хате, золу и пепел может разнести по дому), поэтому спокойно и планомерно в рассчитанных местах выбил нужные куски кирпичей и вмазал прочистные дверки.
К сожалению, это дало только частичное решение, не решив кардинально задачу. Правда, еще одну прочистку пока не установил. Но результат, по всем ожиданиям и теоретическим расчетам, должен был проявиться.
4. Козел отпущения
Рассуждая, что, как и почему, пришел к выводу, что во всем виноват дворецкий (зачеркнуто). То есть печная труба. Та, которая торчит в небо из крыши, и засоряет атмосферу продуктами сгорания. (Для различных экологов: один вулкан Кракатау за одно извержение выбрасывает столько дряни в атмосферу, сколько за всю историю цивилизации люди не сожгли органики для обогрева жилищ и приготовления пищи).
И посему было принято
5. Историческое решение
Хотя его вполне можно было назвать и истерическим. Потому что я совершенно даром обладаю даром предвидения. Даром – потому что не получаю за это никаких бонусов, и наоборот, четкое предвидение проблем в будущем от моих слов не всегда помогает вовремя остановить поток слов или букв.
Но решение есть, надо залезть на крышу, и погрузить в трубу прочистное приспособление. Оно представляет из себя обломок кирпича, примерно в 1/3-1/4 кирпича, завернутый для мягкого объема в тряпку и привязанный к прочной длинной веревке. Поелозить штукой вверх-вниз, и слезть долу.
6. Лестница
А данное предвидение касалось лестницы. Еще в первое лето я нашел пару досок, сколотил их вырванными из забора и выпрямленными гвоздями, приколотил несколько чахлых обрезков поперек, назвав их ступенями, и в заголовке приколотил полено потолще, и нарек его якорем. Его задача, будучи зацепленным за конек крыши, удерживать от сползания и/или падения всю конструкцию с пассажиром. Овца как бестолковое существо на роль кровельщика не годилась, и пассажиром был назначен я. Больше некого.
Но за прошедшие примерно 3000 суток древесина…. Как бы это поделикатнее выразиться…. Несколько изменила структуру. Такие слова как «сгнила», «истлела» мне кажутся несколько пафосными, я же человек от сохи и дышла, простой, незамысловатый, товарищеский… Вот пьешь ты чай – легко приду, сяду рядом и себе налью. Ешь бы борщ – и мне наливай, похлебаю. Да сразу чугун не уноси, ведь добавка же будет. Вот какой я простой.
И сильно меня дрожь пробирала при мысли заползать на лестницу.
А деваться некуда. Подготовился, то есть одел кроссовки как максимально нескользкую обувь, прихватил инструменты (веревка с грузом), и занялся основным: моделированием действий.
7. Привычка
У меня есть хорошая привычка моделировать в голове будущий процесс. Это позволяет подготовится ко всем возможным казусам, знать заранее какие нужны материалы и инструменты, какая помощь или оборудование понадобится, какие могут быть закавыки и сложности. В данном случае моделирование ситуации состояло из трех частей: перелезть с лестницы на крышу, прочистить трубы, слезть обратно.
Первый этап был примерно ясен, задрать ногу и ступить на лестницу.
Со вторым тоже проблем не предвиделось. А на третий я решил не тратить время, потому что только на месте можно знать, что делать.
8. Страх
Страх меня сковывал, но я железными, стальными тисками воли разогнул кандалы эмоций, и ринулся на штурм. Я смело, отважно, решительно и безапелляционно, с присущей мне твердостью и непоколебимой стойкостью встал на первую ступеньку лестницы.
Но потом пошел хлебнуть чайку.
Ясно, что бесконечно оттягивать нет смысла, проще просто отменить экспедицию.
Поэтому я добрался до верха и начал примерять, какую ногу первую и куда ставить. Это не простой вопрос, от этого зависит дальнейшая последовательность действий, а, значит, надежность, устойчивость и безопасность. Ей я уделяю должное внимание. Мне так кажется.
9. Решающий шаг
Я его сделал. Я перелез на эту чертову крышу, я сначала передвинул одну ногу, уцепился за что-то, и потом вторую. Не спрашивайте подробности. Их нет у меня. Все скрыто как в густом тумане, а я в непрозрачных подводных очках.
10. Достижение вершин
Ситуация усугубилась тем, что на месте были уже не все ступеньки, но от нее хоть гвоздики торчали, предоставляя сумрачную перспективу упереться. Хуже другое. Когда я взгромоздился на доску (глаголы встал, утвердился, пристроился не годятся ввиду явной гиперболы), верхнее зацепление за конек стало от доски отделяться…
Я был уже не на лестнице, поэтому немедленного пути назад не было, только вверх.
Каждый шаг, каждый миллиметр вверх сопровождался скрипом негодных даже в дрова гнилушек, но я полз, пробиваясь к цели. Затем стало чуть легче, метра через два повстречалась проклятая печная труба, и я смог передохнуть. А тут уж рядом и конек. Я его оседлал с видом триумфатора. Вроде как Аттила на диком жеребце.
11. Процесс
Я начал приступил к очистке. Изловчившись, я дотянулся до верхнего обреза трубы и начал туда запихивать груз. Пусть ваша фантазия не рисует широкое жерло, через которое Солоха вылетает на ночные прогулки верхом на метле. Не только дама почтенных занятий, но и метла бы не пролезли. Хотя ручка – вполне. Моя труба не кирпичная, не из досок (а такие, дощатые трубы, я в нашей местности встречал), она вполне современная, стальная, двойная, с утеплителем. То есть узкая. И при вынимании груза он застрял.
Можно я скажу плохое слово?
12. Кегельбан
Разговоры не помогли бы. Нужна была чья-то конкретная помощь. Но моя фантазия слабо рисовала, как мне должен помочь некто. Найти его не проблема, посиди на крыше часок-другой, кто-то и пройдет по улице. И можно этого человека привлечь, или попросить позвать соседа Витю. Но что делать дальше? Как пояснить, что вон в том сарае есть палки, выбери одну покрепче и начинай сбивать меня: Это гибрид кегельбана и городков.
С другой стороны, вынимать все равно надо, печь-то закупорена. Можно было, конечно, раздеться догола и запихнуть еще и одежду с обувью, но это не решило, а усугубило бы задачу. Разобрать трубу (а это в принципе возможно, над крышей она из двух частей) у меня не получилось, я пробовал. Наверное, половинки закоксовались и стали монолитом. У меня было метра три веревки запасной, но ее вес сравним с с джебом комара.
13. Спасение
Только не подумайте, что на этом все счастливо закончилось, так просто вы от меня не отделаетесь. Если кто дочитал до этой поры, отметьтесь в комментах, я вам попробую отлить памятник из гранита.
Сидя в растопыренную раскорячку на коньке и тоскливо созерцая себя, окрестности и перспективу, я вяло теребонькал веревочку. До нее еще и дотянуться надо было, то есть еле доставал. И вы поверите, если я скажу, что комок керамотряпок выскочил? Так верьте мне люди!
Я не стал повторять пройденное, ну ее, эту мать мучения, и посчитал миссию выполненной.
14. Ура?
Ага.
15. Стратегия
Пришло время браться за стратегию. Я лег животом на шифер, чтобы увеличить площадь соприкосновения и силу сцепления, но как только ослаблял хватку за конек, неудержимо начинал съезжать вниз.
Конечно, можно было держаться за доску с зубчиками, но это приводило ее к разделению на составные части, сползание стало бы стремительным. А это совсем не хотелось. Пресловутые кроссовки с сопротивлением показали эффективность на уровне припарок мертвому. Да и сам я мог вскоре присоединиться к ним…
Стратегия: ничего в голову не лезло.
Одна мысль занимала всю интеллектуальную сферу: кого позвать на помощь. И вывод: достаточно было бы Вити. Но что делать?
16. Интродукция. По случайности у меня в кармане оказалась связка ключей. В деле спасения обывателя ЛСВ она целиком или по частям была бесполезна, нельзя воспользоваться никаким из ключей, колец или брелоком.
Но определенную роль сыграл пульт управления сигнализацией автомобилем. Когда в пароксизме самоспасения я особо плотно прижимался к шиферу, нажимались какие-то кнопочки, и машина начинала весело, хоть и не особо бурно, реагировать на мои эволюции. Она подмигивала различными внешними осветительными приборами (и я уверен, что именно подмигивала, то одной фарой, то другим подфарником). В перерывах между корчами смеха (а я уверен, что она даже скрипела, когда гнулась), машина вполне серьезно меня подбадривала, типа «Не спеши! Во мне удобнее ехать», «У меня нет метелки, и я не смогу собрать в ведерко остатки головы», «Попробуй улететь» и прочие сентенции.
Но я решил не заморачиваться на выяснение подробностей, это не приближало решение. Музыка будет потом. Не ясно пока, услышу ли я ее.
17. Тактика
Было принято тактическое решение использовать имеющуюся веревку. Очередной раз оседлав конек, а перебросил мешок с камнями вокруг трубы и, прихватив оба ходовых конца, получил некое подобие опоры.
Сложность в том, что эту трубу можно было при желании своротить. Но в данном случае хлипкая поддержка лучше никакой. И я пополз.
18. Муки выбора
Я дополз до края пропасти. То есть до лестницы. Но я не получил опору! Если я опирался о нее, то я ее просто отталкивал лестницу от крыши, и иллюзия опоры могла сыграть не просто злую, а плачевную шутку.
Продолжая удерживаться за веревочку и не отталкивая лестницу, я должен был поставить на ступеньку одну ногу. Это было бы не сложно, если бы она в колене сгибалась вперед. Но согласно анатомическим атласам – только назад. Так меня и мама родила, по инструкции, с такими ножками.
А лесенка примерно на полметра, дюймов на двадцать выше обреза крыши. И сверху не перелезть.
19. Победа!
Выстраданная, вымученная мной победа. Этот эпизод тоже в тумане. Пути наверх у меня уже не было. Путь к зияющей вершине усыпан обломками досок. Висеть на веревочке тоже не интересно, я же не парус, что бы меня колотил ветер. Да и зима скоро, надо дорожки будет расчищать….
Вероятнее всего я сумел приподнять жопку над поверхностью крыши, это дало возможность, находясь спиной к лестнице, перекинуть ногу и нащупать ступеньку.
А тут я уже кум королю и сват министру.
Опутанный вокруг трубы канат вытаскиваться не хотел, но легкое взбадривание его помогло, и камень рухнул вниз. В точном соответствии с законом Авогадро.
Mission complete.
20. Неиспользованное
Я никого не звал на помощь, я самостоятельно залез на крышу и слез с нее. Я не упал. Я не стал спрыгивать, это было бы чревато. Я не стал прыгать вместе с лестницей, чтобы я находился на верхней ступеньке, а она описала такую красивую дугу… Ну, знаете, как акробаты в цирке. Только я не акробат, и это не цирк. Хотя я бы согласился продать билеты, пусть любуются.
Впрочем, можно и почитать.

Преклонный возраст

Ну, привет, старость…
А как быстро летит время! Только еще недавно был не то что молодым, просто юным… Но не успеешь оглянуться, и вот она, старость. Она не стоит мирно под дверью, не ждет, когда распахнут ворота. Ты только думаешь, посмотреть, кто это скорбно ползет по улице, кто это скрипит и кашляет так, что стены трясутся и фундамент выворачивает, а все, поздно. Нарзан не поможет. Старость уже в доме, хоть ты ее не впускал, дверь не открывал, заходить не приглашал. Она в доме, и хозяйничает, указывает, что тебе делать:
— 11 часов! Бегом принял зеленую пилюлю!
— 13 часов 52 минуты! Красную таблетку, и запить молоком!
И так весь день, а часто и всю ночь. Тебе говорят – ты делаешь, тебе говорят – ты слушаешься.
Но самое печальное, что она указывает, что не делать:
— Поставь рюмку на место!
— Да это только коньячок, для тонуса….
— Я тебе такой тонус дам, что бляшки поотрывает!
Или
— Куда пялишься? Гарантийный срок вышел!
— Да я на ткань смотрю, изучаю люрексное переплетение….
— Не ври, ты же не церковник!
Вот и весь диалог с самим собой, борьба между желанием и невозможностью.
А еще недавно… Вот буквально (как мне кажется недавно. Многое так отчетливо помнится, я просто в шоке) бегал босиком по траве, ловил руками мальков в речке. Висел на заборе, вызывая на улицу соседского Витьку…
Сельские забавы! Они были такие несложные, простые, но так мне нравились. Не было этой современной гонки со временем, можно было спокойно копаться в песке, наблюдать за жучками, мечтать уехать далеко-далеко, в Австралию на поезде или на Юпитер на ракете, но чтобы к полднику вернуться, сегодня у меня на полдник пряник, я знаю.
Это ветка ломается сразу. А время течет медленно, неумолимо, незаметно. Что одна секунда? Оказывается, секунда это вся жизнь. И та жизнь, которая была, и та, которая будет. Потому что вся жизнь вмещается в одну секунду – эту, нынешнюю, текущую. Она только одна и есть. Те, что были раньше – это память. Те, что будут после – мечты. А есть только нынешняя.
Вот она-то и есть жизнь. Жаль, что поздно это понимаешь. Знал бы это в июле, не был бы в такой ностальгии в октябре. Июль, милый и теплый июль, вернись!

Практическая экспериментология

Сегодня я со свойственной мне принципиальной дотошностью разработал, поставил, осуществил и проанализировал важнейший эксперимент в области научного птицеводства.
Задача, которую мне предстояло решить, заключалась в объективном исследовании наличия образного мышления у кур, по-научному – у Gallina gallina.
Сложная теоретическая разработка в ходе эксперимента блестяще подтвердилась. Исследование началось в 11 часов 16 минут 247 секунд, плюс/минус один-два дня. Но это не принципиальная погрешность, вполне в пределах статистики. Нам, биологам от природы, выпадали задачки и посложнее, например, как-то нужно было провести наблюдение за ростом секвойи, и записать условия (влажность, температура, питание, водно-солевой баланс, наличие и борьба с вредителями, и еще множество параметров) ее роста от прорастания собственноручно посаженного зерна (или что там у нее, семечка?), и вплоть до двухтысячелетнего возраста дерева.
И я блестяще справился! То, что пару дней я просто проспал, я не зафиксировал в отчетах. Но вы должны беспрекословно согласиться, что в ТЕ дни нельзя было выходить на улицу. А сколько мегатонн отчетов пришлось составить!! Пока я не только компьютеров, но простой бумаги дождался, можно было поседеть.
Ах, да, это я и произвел с собой вне рамок эксперимента….
Итак, к сегодняшней курице.
Чтобы никто не влиял на курятину, не подсказывал правильный ответ, не склонял изменить решение, мне пришлось всех людей удалить с территории. Впрочем, предусмотрительно никого и не было.
Согласно Протоколу эксперимента мне предстояло выяснить наличие у кур образного мышления.
С этой целью я отловил (насыпал зерна, и она приплелась) Лёпу. Эта курица отличается повышенной проницательностью и плодовитостью, и никогда меня не кусает своими зубами.
Ей был задан один-единственный вопрос:
- К этой куртке какие брюки лучше, эти или эти?
Обратите внимание, все предметы были продемонстрированы сразу, одновременно, так что никто не сможет меня ни в чем обвинить, особенно в нетолерантности к птице.
Слабонервные обыватели, не подготовленные к научной работе, которые бояться встретиться с неизведанным, таинственным, типа памяти у воды, ГМО у соли и тому подобными казусами, незамедлительно потерпели бы инфаркт с миокардом после увиденного. Скажите, кто из граждан мог предположить, что курица, столь горячо любимая всем нашим исследовательским центром (Research Center) просто вильнет жопой и уйдет продолжать опомётывать территорию?
Только моя фундаментальная подготовка спасла меня. Я проявил невиданную стойкость, и пробыл в коме бессознательного состояния совсем не долго, лишь часок-другой.
Таким образом, я со всей ответственностью заявляю:
У кур нет не только образного мышления, но и сердца, чести, совести, чувства вкуса и благодарности.
Я расстроен, но меня поддерживает мой вклад в науку.

Протокол

Больше всего мне не хватает протокола. Протокола – то есть порядка действий на огороде. В саду тоже, но там скорость изменений ниже, и объем работ тоже значительно меньше. Или я просто не все знаю.
То есть по частям я знаком со всеми операциями, и даже знаю несколько умных слов, типа «мульча», «оидиум», «меристема».
Знаю большинство огородных операций – перекопка, удобрение (процесс), прополка и прочее.
Но у меня нет протокола!
А это основное в аграрном труде. Протокол – это знания о том, что, как, где и когда делать; протокол – это практический опыт аграриев.
Откуда другие знают про него, откуда у других опыт? Из практической жизни. Дети живут дома, наблюдают, что, как и когда делают родители, слушают разговоры, помогают в работе. И у них вырабатываются базовые знания по огородничеству и садоводству.
Затем эти знания обновляются в соответствии с прогрессом. Так, уже мало кто вручную косит для коровы, а то и нескольких. Все делает трактор – косит, ворошит, сгребает, скручивает сено в рулон или прессует в тюки, привозит к дому. Приходят новые средства защиты растений, яды и удобрения, семена и породы. Но основа все та же, делать правильно и вовремя. По протоколу.
А у меня его нет.
Придется вырабатывать.