Category: литература

promo lsvkiev january 22, 2018 09:00 96
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен, и приглашаю разместиться за 10 жетонов.

1976 Сказание о Сиявуше, СССР

Заключительный фильм трилогии по поэме Фирдоуси «Шахнаме». Прекрасная поэма получила прекрасное воплощение на экране. Основное достоинство фильма – в литературной основе. Именно поэма возродила к жизни персидский язык, чуть было не пропавший после прихода в Персию арабов. Это ремарка о важности языка.
Чтобы знать, насколько точен перевод к литературному первоисточнику, нужно владеть обоими языками. Поэтому могу только восторгаться текстом фильма. При всей сложности воплощения на экран поэмы в фильме отсутствует закадровый текст, а диалоги актеров совершенны. Автор сценария – Григорий Колтунов. Кто переводил поэму с персидского – не знаю.
В художественном плане фильм достаточно простой, без изысков, далеко не пеплум. Передано современное (на момент создания фильма) видение древней Персии. Это одновременное применение стали в качестве оружия и роскошь овечьих и козлиных шкур в одежде. Впрочем, и тканей достаточно.
Сюжет прост. Если авторитарный правитель действует только согласно своим эмоциям, и при этом излишне религиозен и склонен к мистицизму, то добра не жди. В данном случае «излишне» – это хоть сколько-нибудь.
Игра актеров великолепна, особенно мужские роли. Художники воплотили целостную картину, без отдельных провалов. Вообще фильм достаточно бюджетный. Прекрасно наложен звук, даже не ясно, на каком языке его снимали. Казалось бы, Таджикфильм должен выпускать на таджикском, но языком фильма указан русский. Может, это вариант?
Скромность изобразительного ряда открывает простор для полета фантазий.

Очень рекомендую.

Рейтинг 8,0


Родители царевича Сиявуша


Наложница (слева) со служанкой. План опутать царя великолепноосушествлен.


Сиявуш.

Я умру в декабре

Я умру в декабре. Не знаю, в начале месяца, в середине или в конце. Даже не знаю, в каком именно декабре. Но от этого мне не легче. Впрочем, и не тяжелее. Несколько легче от сознания, что это неизбежно, что это приходит к каждому. Но только лишь несколько.

Я умру в декабре, среди вьюг и метелей,
Когда снег укрывает поля и леса.
Не увижу уж синих прозрачных апрелей,
Пропущу приходящей весны чудеса.

Будет сыро, холодно, ночью порывистый ветер будет бросать в лицо прохожим снег, задувать холодом под одежду. Натоптанный снег превратится в лед, и все будут падать, падать и мерзнуть, падать и зябнуть….

Ни с кем я не хочу заранее прощаться,
К чему же сокращать отпущенный мне срок.
Пока живем – давайте обниматься,
Хоть обнимашечки не запасают впрок.

Скоро будет Новый год. Массово завезут украшения, конфетти. Готовятся площадки под продажу специально выращенных к празднику елок. А потом искусственные победят в конкуренции с живыми, когда будет доступен аромат настоящей хвои в виде эссенции. Но я про все это не буду знать.

А может, будет теплая зима, снегопад будет перемежаться с дождем. У прохожих будут мокрые ноги.
Но я про все это не буду знать. Не напишу ни одного поста, ни одной фразы, ни буквы, ни коммента, и даже не лайкну. Не потому, что я внезапно стал плохим, нет. Просто меня уже не будет.

Все закончится враз. Навсегда. Безвозвратно.
Все, что дорого, все, что хоть как-то любил.
Хороша ли, плоха дь, жизнь всегда однократна.
С декабря окончательно телом остыл.

Я больше ничего не прочитаю. Удовольствие от чтения – чуть ли не на первом месте среди удовольствий. Книги – выдумка, иллюзорный мир, в который погружаешься, чтобы уйти от реала; но книги – и учебник, каким стать, чтобы гордиться собой.

Наверное, на первом месте общение с умными людьми. Хотел написать «..и талантливыми», но это неразрывно связано. Общение, даже если они про меня не знают. Удовольствие ведь мое, и достаточно, что я про них знаю.
До свидания. Простите и прощайте.

1940 Майская ночь, Украина

Очень неплохая экранизация Гоголя. Сценарий весьма близок к литературной первооснове. В фильме две стороны. Одна – очень хорошо переданная поэтичность повести. Переданная не словами, а визуальными средствами. Это и цветущие сады, и прекрасные пейзажи, и, в целом, добрые и хорошие образы.
Минус – определенные противоречия. Так, если в книге парней кто-то называет «сорванцами», то это нормально ведь нет визуального образа, к которому это определение можно примерить. Однако в фильме иначе. В одном кадре ребят так именует Голова (то есть высшее местное начальство), и тут же они себя называют казаками со всеми отсюда вытекающими атрибутами. Но если это полноценный казак, то уж никак не сорванец-подросток.
Голову сыграл прекрасный Степан Шкурат. Его все знают как брата Митьки, который помирал после белогвардейских шомполов. Вообще он сыграл во многих прекрасных советских фильмах. Но играли хорошо многие, да не все обладали уникальным громовым с бархатистым оттенком голосом. Также замечена и Наталья Ужвий. Правда, использовали только ее фактуру.
Очень неплохая музыка, прекрасная операторская работа и своеобразные комбинированные съемки.
Не беру на себя смелость рекомендовать, так как качество отвратительное, нужно восстановление, и в первую очередь аудио.

Рейтинг 4,0

Поют девчата

Влюбленные


Свояченица (Наталья Ужвий)


Утопленница

Точно по Тютчеву

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,-
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...

Федор Тютчев

Я ваяю посты столько и о том, сколько и о чем мне кажется правильным. Я привык к очень низкой обратной связи, и поэтому на нее практически не рассчитываю. Это не очень хорошо, это не дает мне информацию, прав ли я, говорю ли я об актуальных вопросах, и понятно ли говорю. Но, с другой стороны, если это не интересно, то какая разница насколько актуально, понятно  и интересно?
Завоевать признание публики не сложно, достаточно постить маленьких собачек или котиков. Даме достаточно активно употреблять обсценную лексику и упоминать свои трусы.
Но я строю свои журналы так, как строю. Не скажу, что совсем не лайкают, но это скорее на основе личной приязни, чем на основе качества и актуальности текстов.
И вот я рассказал, что купил себе тапочки. Сельское бытиё имеет свою специфику. Приходится выходить на улицу в любую погоду, переобуваться, дома зимой пол холодный, и все такое прочее. Поэтому сверхдешевые утепленные пластиковые тапочки - отличный вариант. Я про это и рассказал, про свое приобретение.
Просто так говорить не интересно и скучно, поэтому придал несколько игривую, слегка самоироничную форму. Не могу же я писать о себе как о школьнике, потому что я на другом конце временной шкалы.
И каково же было мое удивление, когда я стал активно (для меня) получать совершенно неожиданные комменты и отклики. Большинство посчитали, что я всерьез опечален, и выразили поддержку. Самый яркий коммент от дамы, которая вообще не комментировала ранее и даже не лайкала, я привожу.
Такие слова многого стоят. Значит, не зря я делаю свое дело, не особо злоупотребляя матами и не спекулируя предметами интимного туалета.
Правда, сам про трусы читаю с удовольствием...


Прощай, книга

Все меньше покупают книг.
А ведь печатная продукция – это что-то особенное. Прежде всего, запахом. Новая книга имеет свой, специфический, не яркий, но выраженный аромат. Подписные издания приходили в картонных коробочках с открытым корешком, и каждый мог видеть, что это для счастливого обладателя Диккенса (или иного автора), том 544 (или какой там).
Но книга – это сравнительно позднее изобретение. И дело не только в Гуттенберге, но в самой бумаге. Прежде всего, бумаги должно быть много, и она должна быть одного качества. Посудите сами, что это за книга, в которой одна страница как картон, а вторая как пипифакс.
Но книга в привычном нам виде существует не так давно. Вообще она нужна для передачи информации. А началось все со стационарных библиотек, с разрисованных стен пещер. Пещеры были разные. В одни свободно можно было зайти, в другие только за плату, в третьи зайти бесплатно, но за выход заплатить. Сложнее всего было попасть на обед, если окажешься главным блюдом.
Затем сохраненный текст научились отделять от скалы. Печати, таблички из глины можно было перевозить далеко, но записи были довольно хрупкими, а необожженные боялись воды.
Европа мягко ответила Месопотамии, покрыв доски воском, и использовав стило для процарапывания текста. Это стал второй крупный шаг вперед, многократное использование блокнота.
Затем открытия посыпались чаще, чем из рога изобилия. Папирус из папируса, пергамен (двух моделей, Ме из овец и коз, и Му из телят) из пергамена, и, наконец, бумага из растений.
Таким образом, книжное дело – это непрерывная цепь открытий и изменений, каждую тысячу лет что-то новое придумывают, и снова перестраивайся. Только к одному привыкнешь, и на тебе.
Учитывая, что сейчас начало очередного (третьего) тысячелетия, то уже по статистике следовало ожидать кардинальных новшеств в библиотечном деле. К нам пришла цифра.
Теперь в кармане можно носить всю мировую текстовую библиотеку. Оговорка «текстовую» означает, что если размеры букв стандартны, одинаковы, и занимаю несколько бит памяти, то с рисунками сложнее. Вообще носить в кармане не нужно, технология идет вперед, проще носить приемник интернета, и в любом месте получать информацию.
Таким образом, потеря библиотекой звания информационного центра – процесс естественный и неизбежный. Книги отойдут в прошлое. Дольше продержатся учебники, справочники и научная литература. Но вскоре во всех конструкторских бюро практическую роль разработчиков и конструкторов возьмет на себя ИИ, и передача к нему информации также изменится, ее не нужно будет преобразовывать сначала в аналоговый вид, а затем снова в цифру.
Библиотеки будут не нужны?
Это зависит от них.
Из места хранения знаний (книг) библиотеки должны местом анализа знаний. Нужно знать, кому какая нужна информация, и находить способы самого простого и экономически эффективного средства доставки информации. Библиотеки должны стать связующим звеном между человеком и провайдером. Шаг от пассивного хранения к активному распространению знаний.
Но в прежнем виде книга умерла.
Спасибо тебе, Книга. Ты была со мной.

Primulaceae

Благими намерениями дорога в ад выложена. Вот никак я не могу эту вечную и верную истину воспринять как руководство к действию. Все что-то пыжусь, кочевряжусь и прочее, короче, летаю в своих эмпиреях. А пора бы уже приземлиться и твердо встать на ноги. Ведь чуть ли не на память помню роман Рабиндраната (ничего, что я его так по-приятельски, без фамилии?), и его вывод меня тогда поразил, а все равно урок не в прок. Ну, не совсем впрок.
Резюме романа «Гора» (с ударением на звуке «о») Рабиндраната Тагора, классика литературы, индийского писателя, более чем простое:
— нельзя предлагать то, к восприятию чего люди не готовы.
А определить, готовы ли, легче легкого, если сами спрашивают, то готовы.
Для меня было странно, что ни в селе, ни в коллективе художественной самодеятельности при Доме культуры села нет в ФБ никакой группы. Казалось бы, что проще, нажми пару кнопок, вставь картинку, пригласи участников и обменивайся информацией. Ведь общение – то, чего больше всего не хватает людям. Я это вижу каждый день, у меня хата у дороги. По ней каждый день ездят на велосипедах селяне. И во время поездок все как один разговаривают по телефону. Если это не компенсация дефицита общения, то я не знаю.
Поэтому создание такой группы дело и несложное, и правильное. И я создал несколько.
Результат превзошел все ожидания. То есть я никак не рассчитывал именно на такое развитие событий. Подавляющее большинство никак не заинтересованы в группах. Желания общаться в «домашнем», соседском формате нет напрочь. Читать – да, можно. Обычно читает до половины участников. Лайкают – хорошо, если 10%. А запилить свой пост – это редкие единицы.
Позитивно отличаются Наталья из Вишенок и Татьяна Сокур. Татьяна Ивановна вообще правильно, почти полностью использует ресурсы группы. Почти – можно было бы выкладывать больше видеоматериала, благо записи есть.
Но я как мавр сделал свое дело, и могу теперь отойти в сторону (это из Шиллера, как вы помните). Группа в ФБ есть, нужна – используйте, не нужна – простой не оплачивается.
И совершенно иная картина с любителями словесности. Это группа людей, объединенная общим интересом – общением с читателями. Те, кто пишут – пишут не для себя, а для других. Создавая тексты, авторы вкладывают в них и мысли, и эмоции, то есть свое видение мира, и на это не влияет форма текста, будь то художественная проза, поэзия, публицистика или научная литература. Все это объединяется одним – диалогом с читателем. Это может быть feedback, а могут и дензнаки. Тоже эффективная обратная связь.
Но в любом случае основное – это публикация. Потому что любой текст создается для читателя.
Все ресурсы платные. Платить приходится так или иначе, не всегда деньгами, например, временем или трудом тоже можно оплатить. Тот же самый ФБ тоже ведь берет плату, например, демонстрируя рекламу. Эта вот реклама и некоторые другие услуги и сделали эту сеть чуть ли не крупнейшим мировым брендом.
Поэтому когда я изваял сайт на бесплатном ресурсе и совершенно бесплатно, то я рассчитывал на две возможные реакции.
Первая – позитивная для меня – активное использование. Чем сайт отличается от группы или страницы в ФБ? Он более инерционен, но в нем проще найти информацию, он нагляднее. В одном месте информация о каждом участнике литературного объединения, и тут же образцы произведений или даже весь творческий багаж. Короче, все для серфинга.
Иная реакция – безразличие, незаинтересованность. В Коропе и электронной почтой пользоваться не любят, не то, что сайтом, поэтому вполне мог быть и такой вариант.
Я помню, что инициатива наказуема. Поэтому я вначале подошел к руководителю объединения и спросил, нужен ли такой сайт, делать, может ли он помочь? Естественно, ответ был положительным. «Естественно» – иначе не стал бы ваять. И ваял с удовольствием. Потому что это новое для меня дело, и освоение процесса более чем увлекательно.
Я свою оплату получил, то есть научился делать.
Но получил и конкретную оплеуху. Диалог с администратором страницы коллектива любителей словесности был примерно таким (не заскринил, удалил):
— Вот сайт, кто хочет – размещайтесь, с вас фото, несколько слов о себе и тексты.
В ответ – кто предугадает?
— А кто тебе разрешил использовать наше название!?!?
— А с кем ты согласовывал!?!?
— А у кого ты спрашивал разрешения!?!?
Было бы странно, создавая сайт для такой группы людей, брать иное название, как-то не логично. Сайт должен помочь коллективу, поддержать литераторов, предоставить еще один инструмент для популяризации, и естественно использование того же названия, прямая отсылка к клубу.
Как ни удивительно, но я согласовал (см. выше) создание.
Разрешение…. Сейчас не тридцатые годы, не расцвет развитого социализма, какое разрешение???? Все, что я мог бы взять, есть в открытых источниках. Какое разрешение?
Так у меня не сложилось.
Я один раз был на собрании этого клуба. К началу я опоздал, поэтому и не знал, а вдруг мне нельзя было там находиться? С удовольствием прослушал все выступления и обрадовался, какие же талантливые творческие, активные, неравнодушные люди у нас в районе. Реальная интеллигенция.
Все, что ни происходит – к лучшему. Мне рано еще в коллектив. Рано. Может, позже, когда научусь писать лучше. Когда буду востребован. Когда-нибудь. Потом. Если успею. А пока есть стимул работать над собой.
Зато сайт научился ваять. Вам сайт не нужен? Не дорого… ))