lsvkiev (lsvkiev) wrote,
lsvkiev
lsvkiev

Паремиология

(Письмо в редакцию)

Дорогая редакция!

Я уже большой, и мне пора определяться с моим будущим, думать, какую профессию приобрести.
Хоть и живу в селе, но очень наблюдательный: знаю, чем позавчера Машка с Николаем занимались, и вообще, люблю подсматривать за ними, я же сказал, что наблюдательный. Так, я заметил, что многие вещи гораздо удобнее, легче и приятнее, а подчас и необходимо делать вдвоем. Вы, наверное, уже догадались, что я про слово из четырех букв, и оканчивается на «кс». Да, я имею ввиду бокс. Без партнера там достаточно сложно, почти как в поддавки сам с собой.
Но все это игры, спорт, развлечения. А пора думать о серьезных вещах, о профессии, об образовании. И захотелось мне стать паремиологом. Это слово само нашептывает «вдвоем….. вдвоем…..». Вдвоем – только вот что делать?
Поверхностный семантический анализ названия моей будущей профессии подсказывает мне, что это будет связано с грибам[1].
Представляете, глухая тайга в 10 000 метрах от середины областного центра, девственная, полная тайн и опасностей природа, безмолвное одиночество, гнетущая тишина, изредка прерываемая топотом пробегающих мимо мышей или перемежающаяся грохотом от иголок вяло бредущего ёжика.
Мы вдвоем. Глаза в глаза2].
ОН – могучий, снабженный генетической памятью всех предыдущих поколений, с развитыми не до автоматизма – больше! - до совершенства движениями, да так развитыми, что невооруженным глазом без специальных приборов за ними не уследить, короче, кино и немцы3] в одном объекте.
Я – вялое (никто про меня никогда не говорит – ядреный!) по сравнению с ним существо, которое плохо помнит, чем закончился вчерашний вечер, и было ли что-то у меня с Танькой, или у меня с ней было что-то только после того, как она ушла; практически беззащитный, ибо какая защита от крохотного полуаршинного ножика, да не из дамасской – если бы! стали, а из шведского подшипника4] от колесной пары, которым (ножиком) и слона-то не сразу свалишь, и комара не заметишь.
И мы стоим – один против другого, и кое-кто из нас полностью не шевелится. Кто первый дрогнет? У кого нервы слабее? Ведь этому монстру и пистолет не нужен, такой это зверь. Чудовище. Исполин5]. Страховнушительный. Колонноподобный. Ужасновеликий. Славоблистательный. Бесстрашноживущий. Тведостоящий. Ничуть не глупее наших последних двух-трех президентов.
ОН – гриб-боровик.
Я – тщедушный ребенок, 185 незначительных сантиметров роста, 95 средненьких килограммов, лишенный к тому же капли жира, а хитрые и коварные грибы способны накапливать гликоген, хоть у них и нету печени. Что взрослые люди делают со своей печенью – это особый разговор…
Чем окончится наше противостояние? Кто выйдет из лесу живым? Какая у кого судьба? Кто знает…. Вон теща соседа моего Петра, наискосок через дорогу, третьего дня как похоронили. Да и хоронили-то не без происшествий – три баяна порвали! Почему похоронили, спрашиваете? Так ведь умерла, сердешная. Отчего умерла? Так от смерти, понятно. Смерть же отчего приключилась? Так грибочка покушала, родимая. А почему синяя вся была? Так ведь кушать не хотела, болезная…
Так что чем закончится наше единоборство – не известно. Челубей-исламист вон тоже губу раскатывал, пока на попа не нарвался.
Нет. Опасное это дело – грибоведение. Рискованное. Может, в повара пойти? Время нынче беспокойное, можно сказать – стремное, не зря с каждым днем все явственнее и явственнее улучшения. Поэтому мне приятели и книжку поварскую подогнали, так и называется – «Поваренная книга анархиста». Буду в наше переломное время супы добрым людям варить, каши всякие варганить, пирожки стряпать, туши обваливать, копыта отбрасывать… Сам я этот рецептурный шедевр не читал пока, но ведь все кулинарные книги одинаковы: «Возьми... порежь… почисти… пошинкуй… заправь… пассеруй… выключи…. разложи… укрась…. выкинь…. сходи в ресторан, там наешься….»
Или стану я доктором, крупным (когда растолстею) специалистом по миологии, буду ходить в белом халате, на шее стетофонендоскоп, в кармане фонендоскоп, в правой руке клистир, в левой – градусник, а на лбу – чтобы скрыть царапины и синяки – отоскоп.
Буду сидеть в кабинете, и командовать «Так, девушка, проходите, раздевайтесь… Ничего, здесь почти тепло, смотрите, в каком я легком пальто…Да-да, и это тоже снимайте, и ботинки, и вообще все… Ну, так и что, что у вас только ухо болит, это нам, докторам, всегда виднее… Да, тяжелый случай, тут без симпозиума6] не обойтись, придется коллег позвать…
Или: «Нет, женщина, раздеваться не надо, у нас и так жарко, вот вам микстура, и больше с пустыми руками не приходите….
«Нет, дедушка, вам не ко мне, вам прямо в колумбарий, это на автобус и восемь остановок на север через северо-запад[7]…»
Буду исследовать всякие мышцы, и будем мы вдвоем – я и мясо.
Хотя тоже дело это малоприбыльное. К примеру, Варька вчера ночью орала, пятнадцатый дом от моего, а слышно – как будто рядом стоит. Орала она не спроста – кто-то у нее из сада штук пять яблок украл. И вы думаете, хоть кто-нибудь пришел к ней, утешил, пособил человеку в трудную минуту жизни, поддержал в переломный момент? Как бы не так! Глухие, наверное. А раз глухие – откуда им про слух-то узнать? Вон говорят, в других странах давно димократию8] заменили на демократию, и живут припеваючи, трудятся, конечно, много, но на себя в основном, а не на дядю. А мы как те политически глухие – не знаем, что можно по-другому, и голосуем все время за одних и тех же. Поэтому и пациентов маловато будет.
Опять же – пацаны. Добро бы старшие, не так обидно было бы. От старших пацанов и худое слово не в укор. А то ведь младшие, как завидят меня, тяжко бредущего домой после изнурительной врачебной службы, так и начнут смеяться – «Гляди, типа, скопист пошел! Привет, мол, скопец! Приходи завтра, мы курицу резать будем, оскубешь ее нам! Нет, к нам иди, огород скопаешь!», и прочие низкокультурные и малоинтеллигентные крики по поводу моих скопов. А я в душе, может, и не скопец, и не скупец, может – я в душе скопа9], и мне, как говорил Юрий Энтин –«Летать охота».
Мог бы стать певцом паремий, да хлопотно очень, петь нужно и в час, и в шесть, и утром, и вечером; репертуар не очень разнообразный, новинок мало – с таким на Евровидение не поедешь; фанов хоть и много, да с ними зимой лучше по льду ходить, не так опасно; в турне в Азию или Африку не поедешь, а платиновый диск будет сразу после морковкина заговенья.
Видно, придется поставить крест на святой детской вере, зарубить на корню светлые юношеские устремления, забыть про крепкое плечо напарника, отринуть потуги стать членом коллектива, подавить в себе позывы к прекрасному и стать специалистом-одиночкой. Прощайте, несбывшиеся мечты, прощай наивное детство!
Зато в одиночку и простор шире! Уж если упал – лети себе спокойно, дорогой товарищ! Не задержит тебя надежная страховка, не подхватит рука друга, только острые скалы да опасные выступы на пути между свободным тобой и далеким безостановочно манящим дном ущелья.
Кем же мне стать, дорогие товарищи, «чем заниматься?10]»
Может, стать пюремиологом? Открою свой ресторан медленного пищеварения, буду всех кормить картофельным пюре с грибами, а если придет какой-то грамотный привереда – то мы ему дадим пюре с мясом. И почему только из картофеля пюре? Пюре у нас будет из морских и речных рыб, морских и речных животных, морских и кухонных губок, морских и коровьих языков, из растений и плодов, и на десерт – свежий березовый фреш!
Как велик окружающий мир! Сколько еще вариантов производительного труда! Можно использовать могучую силу пара на паровозе или пароходе (говорят, они еще кое-где остались). Можно с успехом строить или парники, а если средств мало – сразу использовать парниковый эффект.
Можно стать парашютистом, и парить на параплане над безбрежными просторами земной вселенной.
Или мне стать скульптором-монументалистом? Ведь если баре – богатые купцы и их приспешники-олигархи заказывают себе барельефы, то почему я не могу заказать или исполнить какому-нибудь парню-парвеню парельеф?
Как труден выбор юношеству! Подскажите, редакторы – работники редакции, вы, убеленные сединами, укрепленные опытом, обогащенные знаниями, отягченные обязанностями, - чем мне заниматься, кем стать, куда приложить силушку немерянную, энтузиазм необузданный, молодость необразованную!
Научите, бога ради! Или выбрать в качестве звезды путеводной, маяка далекого, цели манящей иное слово, значение которого мне доступно?

© ЛСВ 2011/03/10




[1] Микология
[2] Поговорка: «В Рязани грибы с глазами, их едят, а они глядят».
[3] Этимологию этого выражения так и не выяснил.
[4] В народе сталь шведских подшипников очень высоко ценится.
[5] Слово, оставшееся нам в наследство от готов.
[6] Правильное значение слова – коллективная пьянка с участием легких девушек (или девушек легкого поведения, не помню точно)…
[7] Люблю Хичкока.
[8] Не мое слово.
[9] Pandion haliaetus
[10] Маяковский
Tags: лирика, паремиология
Subscribe

  • Девушка шла

    Девушка шла. Девушка шла к своей цели. Сдержанная, легкая тень улыбки выдавала ее мысли. Размеренная, красивая походка. Без излишней спешки и…

  • [весна победила]

    1. З-а Весна пришла незаметно. Она скромно прислонилась своей широкой попой к зиме, и все облепила тяжелым мокрым снегом. — Ой, я так устала!…

  • Снег укрыл землю

    Вы тоже заметили? Как-то неожиданно стало спокойнее, ровнее, тише. Нет цунами, землетрясений, карстовых провалов. Планомерно день сменяется ночью,…

promo lsvkiev january 22, 2018 09:00 96
Buy for 30 tokens
Промо-блок свободен, и приглашаю разместиться за 10 жетонов.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments